Основатель Музея Казанской иконы: «Для нас очень важно создать атмосферу комфорта для наших гостей, потому что они приходят в мир, который отсутствует в их повседневности»

3068
Фото

О Музее Казанской иконы, о трудностях и достижениях в развитии музея, о людях, которые делают этот музей интересным рассказывает основатель музея Валерий Юрьевич Сорокин.

Интервью протоиерея Алексея Колчерина, главного редактора журнала «Известия по Казанской епархии»

— Валерий Юрьевич, музей Казанской иконы — удивительный проект, он соединил в себе историю, искусство, Православие, и, вместе с этим, самые современные демонстрационные технологии, информативность и открытость для посетителей. Год — это много или мало для проекта такого уровня?

— Открытие музея состоялось 27 сентября 2019 года в купеческом доме по улице Большая Красная, 10. Конечно, это очень маленький срок для такого проекта, хотя уже сейчас о нем многие знают и интересуются.

Еще в момент открытия музея я понимал, что для полноценного развития этого проекта, достижения высокой узнаваемости, понадобится не менее трех лет, а с учетом пандемии и связанной с ней вынужденной паузой в музейной жизни, этот срок составит не менее пяти лет.

Мы хотим создать устойчивую ассоциацию у людей, приезжающих в Казань, или с туристической целью, или в деловую поездку: «Казанская икона Божией МатериКазанский собор — музей Казанской иконы». Немногие иконы называются по «географическому» признаку, если так можно выразиться, а в нашем случае прослеживается очень четкая идентификация: Казань и Казанская икона. Но для её закрепления нужно время, и необходимо задействовать все каналы коммуникаций: от людей, до интернета и средств массовых информаций. Поэтому, в принципе, я считаю, что проект развивается во вполне ожидаемых рамках.

— Мы не можем пройти темы режима самоизоляции, которая нанесла значительный ущерб всей музейной отрасли. Как Вы прошли этот непростой период, какие выводы сделали и с какими сложностями столкнулись при возобновлении работы музея?

— Одним из главных достижений этого непростого года стало то, что мы никого не потеряли из нашего персонала, прошли пандемию без потерь, хотя и были полностью закрыты. Более того мы приросли еще на два человека — сейчас в музее полный комплект — двадцать человек. Такое количество обусловлено тем, что мы работаем с девяти часов утра до восьми вечера, по факту в две смены, со скользящим графиком, для того чтобы музей могли посетить в течение всего светового дня не только туристы, но и наши горожане.

Неожиданным для нас явилось то, как быстро после пандемии посетители вернулись в музей. Мы видим, что к нам в Казань, и в музей в том числе, потянулись люди из ближайших регионов, из Самары, Ульяновска, Кирова, Чебоксар, Йошкар-Олы, которые путешествуют в частном порядке, на автомобилях или общественном транспорте. Вот это было удивительно — насколько быстро получилось реанимировать посещение.

— Расскажите пожалуйста о практике проведения в вашем музее индивидуальных экскурсий. Почему, на Ваш взгляд, они стали так востребованы?

— Вы уже говорили о технологичности нашего музея… Так совпало, что как раз этот индивидуальный подход к посетителю, с которым мы открывались, и наш принцип, звучавший как «Сам себе гид», в период после пандемии оказался очень востребованным. При этом нам не пришлось вносить много изменений в свете новых требований к музеям. Посетитель индивидуально, не касаясь никого и ничего, может побывать в нашем музее и посмотреть всю экскурсию с аудио сопровождением.

Сейчас мы наблюдаем рост заказов билетов через интернет и соответственно растет и доля «индивидуалов», как мы их называем, тех кто путешествует малыми группами, семья, например, они как раз чаще всего заказывают индивидуальное сопровождение экскурсовода.

Индивидуальные экскурсии и экскурсии в малых группах потребовали от нас также пересмотра кадровой политики. Часто бывают такие дни, когда не хватает штатных экскурсоводов для таких гостей. Поначалу мы опасались пускать экскурсоводов к нам в музей со стороны. Для нас важно, что и как рассказывает экскурсовод в нашем музее. Чтобы решить этот вопрос, еще до пандемии, в марте-феврале, мы аттестовали около десятка городских экскурсоводов, подготовленных нами. Именно этих людей мы привлекаем в пик спроса на индивидуальные экскурсии.

Многие гости отмечают интересное сочетание цифровых технологий и архаичности икон. Этот контраст их очень впечатляет. Но вместе с этим в восприятии иконы посетителями музея есть и определенные сложности. Закон Божий уже более ста лет не преподается в школе, сегодняшняя массовая аудитория не подготовлена в плане понимания и знаний Православия и иконописи, у большинства нет даже базового понятия о том, что такое икона. Еще в 2015-2016 годах, занимаясь выставочными проектами, я пришел к понимаю, что перед осмотром экспозиции нужен предварительный «ликбез». У нас эту функцию выполняет видеоролик, который мы показываем на первом этаже, созданный для того, чтобы человека подвести к теме экспозиции. На наш взгляд, важно создать атмосферу комфорта и понимания для гостей, некоторые из которых поначалу насторожены и чувствуют себя не вполне уютно, так как они приходят в мир, который отсутствует в их повседневности.

— Уже не раз бывая в Вашем музее, мы замечаем, что персонал, люди, которые здесь работают очень отзывчивы, как говорят сейчас, «максимально клиентоориентированы», доброжелательны и вежливы. Как Вы их подбираете, где ищите?

— Я меньше всего вмешивался в процесс создания коллектива, подбирал только директора, а уже команду сформировал директор нашего музея, я в данном случае доверился её мнению и контактным связям. Директор музея (Елена Константиновна Брыль — прим. ред.) не историк, не искусствовед, она профессиональный маркетолог, с очень серьезным опытом, который здесь очень пригодился. При формировании коллектива важно помнить, что посетителей встречает не директор или гид, а охрана, гардеробщица и билетёр. У нас нет смотрителей в зале, но есть администратор дежурный — своеобразный «директор на день», работающий посменно.

Коллектив постепенно растет. Как я уже говорил, за время пандемии мы взяли человека, который будет заниматься новым направлением, проектом под названием «Библиотека музея Казанской иконы». Это такой цикл публикаций по истории Казанской иконы, Богородицкого монастыря, нашей епархии, вообще в целом об истории Православия в Казанском крае, рассчитанный на несколько лет. Своеобразным прототипом для этого проекта послужило Церковно-археологическое общество, существовавшее в начале XX века при Казанской епархии. Примерно в русле его работы мы хотим развивать это направление — в некотором смысле видим в этом миссию нашего музея.

В процессе собирания коллекций вообще и икон в частности идет поиск и изучение материала, коллекционер — это исследователь. Копится груз знаний и есть много примеров, когда они теряются безвозвратно, поэтому их нужно публиковать, делиться этими знаниями с современниками и потомками. Когда-то именно от этих мыслей, я пришел к идее музеефикации своей коллекции.

А в целом коллектив наш очень молодой, увлеченный. Без увлеченности, только за зарплату здесь невозможно работать.

— Валерий Юрьевич, получается, что при реализации этого проекта используется и современные бизнес-технологии. Мы знаем, что Казань туристический город, с большим количеством музеев. Есть сформированные, так сказать «проторенные» туристические маршруты и сообщества экскурсоводов, работающих на них. Как Вы продвигаете свой музей, как интегрируете его в музейное сообщество?

— Да, без бизнес-технологий не обойтись. Частный музей, как мне кажется, не сможет долго просуществовать исключительно на энтузиазме его создателей. Конечно, это происходит по одной простой причине, что, например, я готов быть филантропом до определённого момента, но коллектив, те двадцать человек, которые работают здесь, не могут быть филантропами. И если я взял определённую ответственность за них, то надо думать и об этом.

В глобальном смысле бизнес-задачей является узнаваемость бренда музея Казанской иконы с целью существования и развития проекта без моего непосредственного участия. Когда я говорю о трех-пяти годах, которые нужны для раскрутки музея, я имею в виду как раз время для интеграции музея в туристическую среду, его популяризацию, формирования его известности в среде туризма Казани. Туры продаются заранее, если мы хотим, например, сейчас попасть в расписание зимних туров, то уже опоздали, так как они формируются заранее. В этой связи, конечно, пандемия нам помешала. Мы начали прирастать с сентября 2019 года и пришлось резко затормозить и остановиться…

Тем не менее, сегодня вокруг музея происходит определенное запланированное количество мероприятий, которые должны перейти в узнаваемость и востребованность. На это тоже нужно время. Музейное дело, в плане продвижения, сложная тема, но зато благородная и интересная.

— Вы запустили проект лекций и встреч с краеведами и историками нашего края, расскажите пожалуйста об этом направлении. С какими спикерами уже удалось пообщаться и кого еще планируете пригласить?

— Лекции мы начали проводить еще в июле, как только разрешили открыть музей. Уже прошли мероприятия с такими известными краеведами и историками, учеными как Марк Шишкин с темой «Эпидемия и карантин в Казани середины XVII века», Тимур Валиуллин с темой «От "Черной Богородицы замка Фарли" до "Ватиканского списка"». У нас читал лекцию «Жизнь и творчество епархиального архитектора Ф.Н. Малиновского» кандидат архитектуры, преподаватель КГАСУ, казанский епархиальный архитектор Степан Новиков. Отрадно, что в организации этих мероприятий мы вышли на некую регулярность. Наши вечерние «краеведческие четверги» уже расписаны на весь сентябрь, а полное расписание доступно на сайте музея.

— В 2020 году мы отметили 75-летие Дня Победы в Великой Отечественной войне. Мы знаем много историй о помощи Казанской иконы Божией Матери в период войны. Какая история Вам особенно близка?

— Интересна одна история, ставшая известной в 2009 году. События, описываемые в ней, произошли в один из дней кровопролитных боев в древнем городе Мценске. Солдат Вермахта Йозеф Бертрам, верующий католик, обнаружил на развалинах храма Казанскую икону Божией Матери. Несмотря на то, что все вокруг выгорело дотла, образ был не тронут огнем, икона оказалась неопалимой. К сожалению, не осталось четких упоминаний о том, в каком конкретно храме находился этот образ. До революции в городе было четырнадцать церквей, а после войны осталось вдвое меньше. Как глубоко верующий человек, Йозеф взял икону с собой и пронес её до конца войны. Он был уверен, что именно этот образ Пречистой помог ему невредимым вернуться домой. До конца своих дней бывший солдат вермахта хранил чудотворную икону, спасшую ему жизнь, в своем доме, а перед смертью завещал вернуть её в Россию. Сын Йозефа Бертрама стал монахом и подвизался в Бенедиктинском аббатстве под Мюнстером, куда после смерти отца он передал икону. В августе 2009 года было выполнено завещание старого солдата. Монахи Бенедиктинского аббатства привезли святыню в Москву и передали архиепископу Волоколамскому Илариону. 8 ноября того же года состоялась торжественная встреча чудотворного образа на центральной площади Мценска (город в Орловской области), а затем крестным ходом Казанская икона Божией Матери была перенесена в Свято-Троицкий храм. Согласно оценкам искусствоведов, эта икона написана в XIX веке и является одним из списков с явленного в XVI веке в Казани чудотворного образа. Я некоторое время назад, заказал список этой иконы питерским мастерам и в будущем, если буду делать экспозицию современных икон, то обязательно сделаю эту икону её частью.

— Всем известно, что на Руси иконописцев всегда почитали как чудотворцев. Пример этому, преподобный Андрей Рублев, чей день памяти мы отмечаем 17 июля. Иконописцы были нацелены на явлении образа Бога или святого через икону. Для этого использовали сложную технику раскрытия образа начиная с самых темных оттенков, на которые постепенно накладывается белый цвет. В современной иконописи мы можем встретить иконы, написанные мастерами-самоучками. Отсутствие понимания сложной системы религиозной живописи нередко приводит к тому, что созданные образы больше похожи на плакаты. Как Вы относитесь к проблеме технического мастерства в иконописи и видите ли пути решения?

— Конечно, я не дипломированный искусствовед, но я бы не сводил всю ситуацию к понятию «сейчас». Дискуссии о том, правильно ли мы пишем иконы, очень давние, они имеют более чем 100-летнюю историю.

Вспомните, когда мы «прорубили окно» в Европу, мы одновременно «прорубили окно» и в западное искусство. Пошли книги, «фряжские» картины, которые вторглись во все сферы человеческой жизни, в том числе и в Церковь. К середине XIX века часть общества спохватилась о том, что теряются традиции русской иконописи. Пошли споры, не вернуться ли в византийский стиль и в исконно русский стиль.

Еще один момент. Возьмём дискуссию конца XIХ — нач. ХХ века об иконах печатных, сделанных по тем современным технологиям, например, накатанным на жесть. Не все православные люди в то время могли позволить себе иконы уровня, достойного, например, Третьяковской галереи, поэтому, иконописцы искали пути удешевления, доступности и массовости иконы, при этом не стремясь сохранить высокую иконопись. Не случайно в начале XX века специальным указом царя был образован Комитет попечительства о русской иконе, в задачи которого входило возрождение истинной иконописи. Если мы сейчас икону того времени воспринимаем как истинную русскую икону, то на тот момент по этому поводу было много споров. Другими словами, вопросы «истинного» иконописания — это поиск не только сегодняшнего дня.

Сейчас заинтересованная часть общества вновь возвращается к старой дискуссии о том, что есть настоящая иконопись. В силу тех исторических трагедий, которые пережила наша страна, иконописная традиция, передаваемая от отца к сыну, утеряна, поскольку долгое время была не востребована.

В наше время не все особенности той иконописи технически воссоздаются, не говоря о том, что промышленность далеко ушла вперед в производстве красок и материалов. Если ранее какие-то используемые иконописцами материалы изготавливались даже из съедобных материалов, например, использовались сырые яйца, клей животного происхождения или рыбный и т.д., то сейчас в этом необходимости нет. Всему свое время. Возможно, некоторые иконы, которые пишутся сейчас, спустя несколько столетий будут восприниматься как образцовые произведения искусства начала XXI века. И это будет естественно.

— У Вас в экспозиции представлена прекрасная коллекция семейных и подписных казанских икон. На мой взгляд это прекраснейшая утраченная традиция. Как на Ваш взгляд возродить эту практику в современном обществе?

— На мой взгляд, традиция в массе своей потеряна. Раньше иметь домашний иконостас было нормой. Если в дом приходили гости, то сначала приветствовали иконы (помните — «красный угол» в избе), а потом уже хозяев. Первыми семейными иконами становилась венчальная пара, которую родители дарили молодоженам на венчание. С неё начинался домашний иконостас, а уже после появлялись иконы других покровителей, часто — так называемый «русский угол»: Спаситель, Богоматерь и Николай Чудотворец (сейчас, кстати, этот «угол» можно часто видеть на приборных панелях автомобилей). Иконы дарились по случаю рождения детей, юбилеев, памятных дат или каких-то важных событий в жизни человека или семьи. Иконами родители благословляли детей, такие иконы могли передаваться через несколько поколений. Заказывались «семейные» иконы с тезоименитыми святыми всех её членов. Крестные родители могли подарить своим крестникам иконы с их небесными покровителями. Икону могли подарить сослуживцы своему коллеге, как бы мы сказали сейчас, при выходе на пенсию или в связи с повышением по службе.

А традиции, как вы понимаете, они идут от родителей к детям. Сами по себе дети на ровном месте их не произведут. Не думаю, что эта традиция вдруг сама по себе возродится, к этому нужно прикладывать духовные усилия.

***

Музей Казанской иконы приглашает гостей и жителей города Казани ознакомиться с крупнейшей коллекцией памятников иконописи, писанных по золоту более 100 лет назад в живописной мастерской Казанского Богородицкого женского монастыря, одного из старейших и известнейших в Среднем Поволжье.

Достойное место среди экспонатов музея занимают списки с чтимых в Казанской епархии икон, связанных с реальными эпизодами из истории обширного Казанского края.

Музей расположен рядом с Казанским Кремлем, в непосредственной близости от Казанского Богородицкого монастыря.

Адрес музея: ул. Большая Красная, 10

Часы работы: 9:00 — 20:00 (без обеда и выходных)

Официальный сайт: www.kazanicons.ru

Новости по теме

В Богородицкой обители состоялось выступление хоровых коллективов Казанской епархии
Интервью 22 мая 2024
В Богородицкой обители состоялось выступление хоровых коллективов Казанской епархии

22 мая состоялось выступление хоровых коллективов Казанской епархии по случаю открытия экспозиции «Царственная святость: Российский император Николай II и его семья».

В Музее Казанской епархии открылась выставка «Царственная святость: Российский император Николай II и его семья»
Интервью 22 мая 2024
В Музее Казанской епархии открылась выставка «Царственная святость: Российский император Николай II и его семья»

22 мая, в праздник перенесения мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар, в Музее Казанской епархии открылась выставка «Царственная святость: Российский император Николай II и его семья».

В рамках Всероссийского крестного хода в Казань будет принесён недавно обретенный московский список Казанской иконы Божией Матери
Интервью 21 мая 2024
В рамках Всероссийского крестного хода в Казань будет принесён недавно обретенный московский список Казанской иконы Божией Матери

6 мая по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла началось принесение недавно обретенного московского списка Казанской иконы Божией Матери в епархии Русской Православной Церкви.

В ИА «Татар-информ» состоялась пресс-конференция, посвященная выставке «Царственная святость: Российский император Николай II и его семья»
Интервью 20 мая 2024
В ИА «Татар-информ» состоялась пресс-конференция, посвященная выставке «Царственная святость: Российский император Николай II и его семья»

20 мая 2024 года в пресс-центре Информационного агентства «Татар-информ» состоялась пресс-конференция, посвященная выставке «Царственная святость: Российский император Николай II и его семья».