Почему важно единство, особенно в наши времена?

1109
Фото

Клирик Казанско-Богородицкого мужского монастыря, директор музея Казанской епархии иеромонах Аркадий (Логинов) в программе «Интервью без галстука» на телеканале «Татарстан — 24» рассказал о важности Дня народного единства в современном обществе и есть ли надежда на то, что в ближайшее время во всем мире воцарится мир. Ведущий программы — Эрнест Хайруллин.

— Отец Аркадий, здравствуйте! В истории нашей страны были разные времена, наполненные и скорбью, и печалью, и радостью. Сейчас, по вашему мнению, какое время переживает Россия?

— По моему мнению, весь мир находится во временах последних. Об этом сказано в Писании, и мир идет к своему концу. Но поясню: понятие этого конца не превышает человеческую жизнь. Я думаю, что проживет еще не одно поколение. Но я должен об этом говорить для того, чтобы мы помнили, что время — вещь, которая как вода постоянно утекает, и оно не бесконечно.

— То есть нужно беречь каждую минуту?

— Да. Поэтому каждому человеку было бы полезно задумываться и не откладывать дела на завтра, особенно если дела полезные и добрые. А если говорить о событиях, которые происходят в нашей жизни сейчас, то они, конечно, оптимизма не внушают.

— В 90-е в нашей стране началось возрождение православия, да и в целом всех религиозных конфессий. В двухтысячных началось возрождение страны. По-вашему, это взаимозаменяемые понятия? Одно не могло произойти без другого?

— Они взаимосвязаны. Потому что религиозное возрождение было обусловлено существенными, серьезными переменами в самом государстве. Хотя сам по себе интерес к христианству, интерес к вере, духовности возник намного раньше. Я могу с уверенностью сказать, что уже в 1960-е годы было немало людей, которые не просто интересовались духовностью, Церковью, но и пришли к вере уже тогда. В 1988 году были организованы масштабные празднования 1000-летия крещения Руси. Это было начало изменений. Хотя политический строй был прежним, отношение к Церкви изменилось. Это открыло для людей новые возможности. К 2000-м годам страна пришла в не очень хорошее состояние с точки зрения государства, экономики. Многое было разрушено, потеряно и начало выстраиваться по-новому. Но в то же время в народе был какой-то духовный базис.

— 4 ноября мы отмечаем два великих праздника — День народного единства и День Казанской иконы Божией Матери. Эти два события крепко сплетены в истории нашей страны. На ваш взгляд, какое из них стало наиболее основополагающим для развития страны?

— Оба события, которые мы вспоминаем 4 ноября, исторически неразрывно связаны между собой. Одно предшествовало другому. Празднование в честь Казанской иконы Божией Матери 4 ноября по новому стилю или 22 октября по церковному календарю совершается как раз в память об освобождении от польско-литовской интервенции и знаменует собой окончание Смутного времени.

День народного единства сейчас — очень правильный праздник с точки зрения идеологии, потому что он позволяет вспомнить причину Смуты и то, что ее преодоление стало возможным тогда, когда народ снова почувствовал необходимость единения.

— Глядя на то, что сейчас происходит в мире, порой, складывается ощущение, что может быть через десятилетие или столетие эти времена тоже моут назвать Смутными временами для всего мира. На ваш взгляд, что может спасти людей сейчас?

— Сейчас нас может спасти обращение к собственной истории. То есть установление празднования Дня народного единства — это хороший положительный опыт, который служит напоминанием. Когда есть День народного единства, подрастающее поколение в принципе задается вопросом, о каком народном единстве идет речь. Мы должны уметь давать правильные ответы и объяснить, почему этот день называется Днем народного единства, почему важно единство, особенно в наши времена. Сейчас действительно очень тяжелое время в мире, но, к сожалению, жажда власти, стремление обладать проходит через всю историю человечества. Пока все выглядит так, что все идет в тартарары. Главная причина, на мой взгляд, в том, что человечество забыло Бога и забыло о том, что само бытие человека определяется высшими законами. А сейчас права человека возведены в ранг почти религиозного культа, везде пропагандируется, что человек сам себе венец всего.

— Но 10 заповедей — это же тоже права человека, которые не позволяют нарушать права другого человека?

— Правильно. Но я хочу сказать именно о том, что права человека сейчас искажены. Они неправильно понимаются. Нас учат тому, что человек свободен, волен делать все, что захочет, забывая о том, что настоящая и подлинная свобода — это способность человека к самоограничению. Когда я способен ограничить себя, понимая, что рядом со мной есть другой, и у него свое мнение, взгляды, вера, язык, обычаи, культуры и так далее. Если я могу сказать, что он тоже имеет право жить и веровать, то это и есть настоящая свобода. А не вседозволенность, которая сейчас представляется как свобода.

— Что произошло, если вдруг во всем мире все стали переходить эти рамки? Почему именно сейчас?

— Началось все намного раньше. Но именно ХХ век в этом смысле стал показательным — это отрицание, отказ от Бога, от Божественных установленияй, от Божественного права.

— Отец Аркадий, когда смотришь телевизор в Рождество, Пасху, Курбан-байрам, то в церквях и мечетях столько людей, все молятся.

— Слава Богу, в нашей стране, да. Но посмотрите, что сейчас происходит в Европе. Католические храмы закрываются, в них открываются бары, рестораны и другие непотребные заведения.

— В одном из интервью вы нелестно отозвались о влиянии социальных сетей на умы и души людей. Как вы считаете, насколько они оказывают негативное влияние на те события, которые происходят сейчас?

— По-моему, здесь даже комментировать нечего. Мы видим, что катализатором, вернее сказать, спусковым крючком для всех происходящих в мире событий являются публикации именно в социальных сетях. Это не вина социальных сетей изначально, это вина людей, которые их используют.

— Но ведь вам, пастырям, через социальные сети сейчас значительно легче дойти до умов и душ людей.

— Да, есть возможность донести проповедь, слово Божие до тех, кому это интересно, кто этого ищет. Но в то же время нужно понимать и саму опасность, когда этот инструмент оказывается в руках людей злонамеренных, которые замышляют зло.

— Складывается такое ощущение, что люди все равно больше тянуться как раз к тем, кто замышляет зло, а не к тем, кто несет правду и честь.

— Да, к сожалению. Потому что природа человека склонна больше к греху. Для того, чтобы преодолеть грех, быть праведником, хорошим человеком, нужно прилагать усилия, нужно преодолевать себя. Это самое сложное. Гораздо проще указывать другому человеку, как он должен поступать.

— А как тогда вернуть веру, надежду и любовь?

— Готового рецепта нет, есть путь, который проповедует религия, ведь ее смысл и цель заключаются в том, чтобы установить связь человека с Богом.

Сегодня мы должны стараться стремиться к тому, чтобы улучшать нашу жизнь, опираясь на опыт предшествующих поколений и избегая их ошибок. Заботясь о процветании общества, об экономическом благополучии, нельзя забывать о духовном. А духовное — это очень широкое понятие. Это в том числе культура, которая сегодня во многом забыта или искажена.

— А как во всем этом может помочь Бог?

— Закон Божий — это некое универсальное. Если ты следуешь хотя бы этим заповедям, то ты уже на пути к истине. Есть путь совершенства, когда речь идет о том, чтобы человек отказался именно от своего не в материальном плане, а именно от эгоизма. Ведь сегодня миром правит эгоизм.

— С другой стороны, если мы с вами выйдем сейчас из студии и посмотрим в окрестностях, то увидим и храмы, и мечети, и купола, и минареты, и все это рядом, и все это в дружбе и согласии. А почему невозможно сделать это во всем мире?

— Для этого нужно бороться за традиционные ценности. Там, где есть традиционная культура, там сохраняются и общество, и понимание, и здравые цели.

— А почему человек так падок до разврата? Если посмотреть на Европу, то еще 30 лет назад там не было такого. И вот за это время человеческое сознание полностью переформатировалось. Как такое возможно?

— Процессы ускоряются. На это повлияли в том числе технологии. Всякий инструмент в одних руках помогает творить чудо, а в других руках является орудием разрушения. Сейчас многие технологии, в том числе технологии социальные, взаимоотношения в обществе между людьми, взяты на вооружение и могут использоваться против, могут быть нацелены на разрушение.

— А что возможно противопоставить развитию интернета, коммуникаций, инструментов, воздействию на человеческий мозг?

— Развитию интернета противостоять не нужно. Каждый из нас может изменить себя, изменить свое отношение. Если мы хотим светлого будущего для российского общества, то мы должны говорить о проблемах и стараться их решать. Пропагандировать традиционные ценности, семейные ценности, семью как некую идеальную ячейку общества, правильно расставлять приоритеты.

— Но семья без достатка — это не семья. Но мало сказать, что так нужно. Нужно как-то дать понять, что это необходимо.

— Голос Церкви звучит открыто, Святейший Патриарх Кирилл об этом всегда говорит. Настолько, насколько мы будем готовы это услышать и делать конкретные шаги в этом направлении, что-то предпринимать. Но многие шаги остаются половинчатыми, и создается видимость стремления решить проблему, но вместо того, чтобы решаться, она гораздо быстрее усугубляется. Хочется надеяться, что чем больше мы будем об этом говорить, тем быстрее, в том числе во властных структурах, придут к пониманию необходимости этого.

— Есть ли надежда, что сейчас, пройдя через боль и кровь, люди смогут объединиться и, как много лет назад в России, возродить мир и мировое сообщество?

— Насчет мира во всем мире с уверенностью ничего сказать не могу, потому что должно быть желание достигать этот мир. Сейчас как раз приходится констатировать совершенно другое отношение: в мире мира не хотят.

— Может быть, через разобщенность и все эти проблемы мы сможем прийти к единству?

— Если говорить о российском обществе, то надежда есть, и она крепнет с каждым днем. Сегодня через те самые трудности, страдания, которые касаются многих семей в России и страны в целом, мы становимся ближе друг к другу. Нас объединяет трагедия. Хотелось бы, чтобы нас лучше объединяла радость. Но так случилось, что сейчас российское общество идет к единению и меняется в этом смысле в лучшую сторону. И хочется надеяться, что мы преодолеем эту грань так же, как преодолели в 1612 году. Хотя это не был еще конец Смутного времени, но по крайней мере это был первый и значимый знак. Я как человек верующий скажу, Божия милость, явленная через Казанский образ Божией Матери, список которой как раз был передан народному ополчению Минина и Пожарского, помогла одержать эту первую и важную победу. И не просто над внешним врагом, изгнав интервентов, а в первую очередь над самими собой. Потому что народ поднялся сам, объединился и встал на защиту своего государства.

— Возможно, как раз вот в этот момент российский народ и почувствовал себя единым народом.

— Да. Здесь я бы вспомнил еще одно историческое событие из более ранней истории России. Это конец XIV века, когда произошла Куликовская битва и юный князь Дмитрий Донской вместе с народом противостоял внешнему врагу. Хотя сама по себе Куликовская битва не стала освобождением от политической и экономической зависимости, но тем не менее на Куликово поле пришли разные люди, а вышел с него единый русский народ. Примерно то же самое произошло в Смутное время. Благодаря победе, освобождению от внешнего врага Земский собор избрал нового русского царя Михаила Федоровича Романова и открыл этим новую страницу истории российской государственности. Это знак и символ того, что мы можем и умеем объединяться.

— Отец Аркадий, но есть надежда, что мы все придем к всемирному благоденствию?

— К всемирному вряд ли. Но пока есть праведники на Земле, этот мир будет существовать ради них, ради того малого числа, чтобы их пример, их образ, их жизнь, как образ святых подвигли людей изменить свою жизнь и покаяться — перестать служить злу, греху.

Поэтому надежда остается всегда. Любой человек на земле близок друг другу, в этом смысле мы все едины.

— Будем надеяться на праведников. Спасибо большое, что пришли к нам в студию. С праздником Вас!

— Спасибо Вам и нашим дорогим телезрителям! Всех с Днем народного единства и Днем празднования Казанской иконы Божией Матери!

Новости по теме

«Светлый вечер в Казани»: Екатерина Хабарова — об истории Казани «Светлый вечер в Казани»: Екатерина Хабарова — об истории Казани

В беседе с ведущей программы «Светлый вечер в Казани» Ольгой Павловой она рассказала об интересных страницах истории города, поделилась особенностями своей профессии и личными открытиями.

«Можно ли есть макароны, ведь в них яйца?»: иерей Александр Ермолин о том, что запрещено в Великий пост
Публикации 21 марта 2024
«Можно ли есть макароны, ведь в них яйца?»: иерей Александр Ермолин о том, что запрещено в Великий пост

Великий пост — серьезный период в духовной жизни православных. Как подойти к посту так, чтобы он не стал просто диетой? Кому и какие послабления разрешаются в дни поста? Что делать, если случайно съел непостный продукт?

В рамках Фестиваля православной книги состоялся круглый стол «Православие и развитие российской цивилизации» В рамках Фестиваля православной книги состоялся круглый стол «Православие и развитие российской цивилизации»

15 марта в представительском Доме приёмов Казани прошёл круглый стол на тему «Православие и развитие российской цивилизации». Мероприятие проводилось в рамках Фестиваля православной книги, приуроченного к празднованию Дня православной книги.

В Казани состоялась пресс-конференция, посвящённая Фестивалю православной книги В Казани состоялась пресс-конференция, посвящённая Фестивалю православной книги

11 марта в Информационном агентстве «Татар-информ» состоялась пресс-конференция, посвящённая Фестивалю православной книги , который проходит в Казани по благословению митрополита Казанского и Татарстанского Кирилла с 3 по 16 марта. О